Корреспондент Василиса Матюшкина:

«Надежде» 40 лет. Мы находимся в самой большой части завода, в его сердце – плавильном цехе. Здесь трудятся плавильщики, конвертерщики, загрузчики шихты, сушильщики, обжигальщики – именно они приводят в действие начало производства цветных металлов в Норильске».

В плавильном цехе №1 работает более 700 человек, это практически половина всех работников завода. На конверторах получают главный продукт производства – медно-никелевый файнштейн. Далее его охлаждают и передают на розлив в изложницы. Там он охлаждается ещё 3 дня. Полученные слитки отправляют предприятию-партнёру на Кольский полуостров. Из продуктов, находящихся в файнштейне, можно изготовить множество изделий. Это аккумуляторы, драгоценности, покрытие для самолётов и даже ракет. За 40 лет завод произвёл более 10 миллионов тонн файнштейна.

Слайд:

10 282 217 тонн

Илья Сарычев, начальник плавильного цеха №1 Надеждинского металлургического завода:

«Плавильный цех – это же источник пирометаллургии. Он требует очень сурового характера, потому что это работа с расплавами, здесь требуется высокая квалификация персонала, знания, выдержка, хладнокровие, трезвый ум».

Рабочие плавильного цеха – люди исключительной закалки. Они и сами словно металл – стойкие к высоким температурам и ко времени. Илья Сарычев познакомил нас с человеком, который работает на «Надежде» почти с самого её основания – 38 лет. Бригадир и заслуженный металлург России Григорий Торгонский. Он пришёл на завод в 21 год.

Григорий Торгонский, бригадир 206 бригады Надеждинского металлургического завода:

«Мы сейчас с вами находимся практически на том же самом месте, откуда началось моё знакомство с «Надеждой» - заводом, плавильным цехом, с печью. 1981-й год, ноябрь месяц, мы приехали сюда после службы в Советской армии, кто был ещё в шинелях, у кого верхняя одежда была уже какая-то. Нас как бы привели, группу, и сказали – «вот, ребята, посмотрите».

Увидев, как ярко брызжет расплав штейна, Григорий Петрович решил остаться на севере. Заполярье всегда его манило, хотя будущий металлург был родом из тёплого Баку. Впечатления о «Надежде» оказались настолько сильными, что мужчина с лёгкостью воссоздаёт события своего первого рабочего дня.

Григорий Торгонский, бригадир 206 бригады Надеждинского металлургического завода:

«Мне дали лопату и сказали – «вот здесь надо подвеселить». Такое слово у металлургов есть, потому что металлургия начинается с лопаты. Это любой опытный металлург вам скажет честно».

Убирать пришлось недолго. Со следующего дня молодого Григория допустили до оборудования и печей. Уникальные агрегаты требовали особого обращения.

Григорий Торгонский, бригадир 206 бригады Надеждинского металлургического завода:

«На тот момент в Советском Союзе, да и сейчас в России таких печей две, только у нас, больше их нет. Их в мире всего 25, ну, максимум 30, если мне память не изменяет. На них никто не работал. Те опытные металлурги, которые пришли с Никелевого, с Медного завода, они работали на других агрегатах. Мы все учились вместе».

Чувство сопричастности побуждало молодых металлургов постигать ремесло. «Надежда» стала живым организмом – круглые сутки она выплавляла, выливала, остужала. Через 20 лет службы Григорий узнал се повадки завода и поднялся до бригадира. Сейчас под его руководством 43 человека. Старший плавильщик Андрей Дытченко трудится уже 10 лет. Он тоже пришёл после армии и тоже решил остаться на заводе. Сразу попал в бригаду Григория Петровича, у которого научился всему необходимому.

Андрей Дытченко, старший плавильщик смены «Б» Надеждинского металлургического завода, звеньевой:

«К нему можно обратиться с какой-то просьбой, допустим, возникают какие-то вопросы по спецодежде, по качеству её. Вот, он этим занимается, продвигает это дело, старается, допустим, чтобы создавались более хорошие условия труда, спецодежду улучшали, качество её».

Григорий Петрович следит не только за условиями труда подчинённых, но и за оборудованием. Его рабочий день начинается с осмотра агрегатов. Чтобы не произошло неожиданных ситуаций, бригадир работает на опережение и заранее заказывает нужные детали.

Григорий Торгонский, бригадир 206 бригады Надеждинского металлургического завода:

«Я это называю норильской школой работы. Поскольку мы удалены, и если что-то у нас происходит с оборудованием, ещё с чём-то, с сырьём, у нас нет времени, чтобы ждать, пока это привезут с материка. Или пока придёт теплоход с навигацией. Нам нужно делать всё очень быстро и очень точно».

Труд непростой, но семья металлурга поддерживает его стремления и тоже идёт по его стопам.

Григорий Торгонский, бригадир 206 бригады Надеждинского металлургического завода:

«Они у меня трудоголики. У нас мама здесь работала на механическом заводе, дочь младшая тоже работает на механическом заводе, старшая дочь в Питере живёт, она в аптечном бизнесе. Они очень много все работают».

Немного отдохнуть получается в отпуске. Григорий Петрович заядлый путешественник, и старается бывать в странах, где обитают слоны.

Григорий Торгонский, бригадир 206 бригады Надеждинского металлургического завода:

«Я был в Таиланде, я был во Вьетнаме, я был в Шри-Ланке. В этом году я был на Борнео в Малайзии. А почему? Потому что там есть карликовые слоны! Они сохранились только там, больше их нет».

Григорий Петрович и сам не может объяснить свою любовь к этим животным. Или они напоминают ему о конверторах на заводе - таких же больших и звучных, или наоборот – в самом предприятии есть что-то от этих исполинов. Колонны и стены его - крепкие стопы, трубы завода – хобот. И, когда звучит сирена металлургических кранов, это трубит «Надежда», возвещая о славном труде металлургов.

«Красная машина» на льду «Арктики»

Предыдущее видео

«Норникель» предложил ввести налоговые льготы для компаний, поддерживающих спорт

Следующее видео

Новости с пометкой «Норильск»

Читайте также