Династии

В Заполярном филиале трудится династия с охотничьей фамилией Гусятниковы

image

#НОРИЛЬСК. «Северный город» – Ремонт бронетранспортеров в Афгане и 28-метровых печей Ванюкова, отдых на плато Путорана и Ямайке – истории из жизни этой семьи не назовешь однообразными.

 Если бы девушка по имени Бранислава не пробралась однажды в Дудинку-Норильск зайцем на пароходе и не познакомилась здесь с Алексеем Гусятниковым, то всех этих историй не было бы. Но дороги молодых людей соединились, и сейчас в Норильске живет второе, третье и даже четвертое поколение семьи.

Алексей Петрович Гусятников много лет трудился на комбинате: в «Норильскснабе», «Норильскгазпроме» – крановщиком на кране «Като». Увлекался охотой и рыбалкой. Бранислава Климентьевна работала на «Угольном разрезе» и в «Норильскснабе» с 1955-го по 1998 год. С их сыном Юрием и внуком Владимиром «Северный город» познакомился десять лет назад в цехе электролиза меди Медного завода.

В Заполярном филиале трудится династия с охотничьей фамилией Гусятниковы
Юрий Гусятников

Тогда вместе с Юрием Алексеевичем корреспонденты заглянули в некоторые уголки ЦЭМ, опутанные, как паутиной, трубопроводами и воздуховодами, за исправность которых и отвечают слесари-ремонтники. Узнали, что свой первый велосипед Юра починил, еще когда собирался в школу, потом пришел черед электроприборов, а во время службы в Афганистане (!) – бронетранспортеров (!). Начальник ЦЭМ Александр Леонов десять лет назад присвоил Гусятникову-старшему почетный статус «прирожденного механика».

Тогда же «Северный город» выяснил, что Юрий Алексеевич любит тундровые приключения на снегоходе и внедорожнике, поездки на Ламу, «Глубочку» и Енисей. В противовес скептикам, утверждающим, что после такого отдыха «нужно неделю отдыхать», Гусятников-старший и сегодня уверяет, что «лучший отдых – это смена деятельности».

Спустя десять лет в ухе у Гусятникова - старшего по-прежнему две серьги, он все также соблюдает пост, любовь к приключениям не остыла. Обзавелся званием «Кадровый работник «Норникеля» и поменял место службы. Сейчас он ведущий специалист отдела инженерных обследований строительных коммуникаций центра диагностики Заполярного филиала. Его задача теперь – обследование свай и общего состояния промышленных зданий. Очень актуальная тема в связи с тем, что вечная мерзлота начинает преподносить сюрпризы, да и всегда при недостатке контроля от нее можно было ожидать подвох.

В Заполярном филиале трудится династия с охотничьей фамилией Гусятниковы
Юрий и Людмила Гусятниковы

Почему ушел с Медного? Выработал уже два «вредных» срока. Медный завод – предприятие с непростыми условиями труда, а Юрий Алексеевич задержался здесь на целых 32 года. Сейчас осваивается на новом месте, где очень пригодятся его отличительные качества – ответственность и скрупулезность. На таких специалистах – рабочих и инженерах – и держится Заполярный филиал, да и весь «Норникель».

 Супруга Юрия Алексеевича Людмила Ивановна 19 лет отработала на Медном заводе в отделе кадров – с 1981-го по 2000 год. После очередной реорганизации оказалась в другой структуре – центре кадрового сопровождения Заполярного филиала. Суть работы осталась той же. А по выходным в хорошую погоду она вместе с мужем отправляется на природу.

В Заполярном филиале трудится династия с охотничьей фамилией Гусятниковы
Людмила Гусятникова

 В XX веке появилась песня про «увезу тебя я в тундру», но речь там шла о таком транспортном средстве, как олени. Норильские мужчины предпочитают снегоходы, но набор главных сказочных подарков для спутницы остался прежним. Они с удовольствием обернут северным сиянием ее плечи и бросят к ногам белую медвежью «шкуру» снегов. Увезти в тундру можно также на катере, продвигаясь вперед по волнам и штормам. У норильского мужчины поет сердце при одном только воспоминании о бескрайних тундровых далях, и это счастье он хочет разделить с женой. Сказочные подарки готовы принять не все, но Людмила Ивановна не возражает против экстрима. Тем более что список подарков можно продолжить: сугудай на фоне гор, отраженных в озере (ну в каком ресторане смогут предложить такие интерьеры?), добыча в виде корзинки с грибами-ягодами, бодрость духа и свежее лицо после очередной поездки.

Кроме такого бонуса, как участие в тундровых приключениях, жене прирожденного механика, конечно, не приходится сокрушаться, как некоторым другим женам, что муж дома «гвоздя забить не умеет». Прирожденный механик и дома человек очень ценный и полезный. Отец Людмилы Ивановны Владимир Ильич Фисенко трудился на руднике «Медвежий ручей» – в горнотранспортном предприятии горнорудного управления машинистом бульдозера.

 Юрий Гусятников с Медного ушел, Владимир Гусятников остался. К Медному заводу он начал привыкать еще в детстве, когда мама брала его с собой на работу. Это лучший способ профориентации. Десять лет назад ему было 25, после окончания НГИИ и трудовой закалки в должности электролизника водных растворов он работал инженером в бюро планирования и организации ремонтов. Начальник ЦЭМ Александр Леонов тогда отмечал таланты Владимира «по связям с общественностью». Молодого человека избрали председателем цехкома, он был капитаном команды цеха по настольному теннису и организовывал различные мероприятия, в том числе первые на Таймыре игры по биатлону для цеха электролиза меди.

В Заполярном филиале трудится династия с охотничьей фамилией Гусятниковы
Владимир Гусятников

Прошло десять лет. И Леонов уже не начальник ЦЭМ, а директор Медного, а Гусятников-младший – заместитель главного механика завода. По словам отца, у сына «лучше получается руководить». Тундровые приключения Владимира, как и прежде, не волнуют, да и на любимый теннис времени остается мало. Он обзавелся семьей, стал отцом пятилетнего сына Арсения и с головой ушел в работу.

Уже сами названия агрегатов, работающих на металлургическом производстве, людям со стороны без технического образования внушают большое почтение: «аптейк», «квенчер», «трубы Вентури», «конвертеры Пирса-Смита», «печи плавки в жидкой ванне», переименованные в честь своего изобретателя в «печи Ванюкова». Эти сооружения высотой 28 метров с температурой плавки от +1080 до +1300 градусов каждую смену «съедают» 11–12 думпкаров (в каждом по 100 тон) сырья.

Жара, агрессивная среда, беспрерывный процесс «варки» штейна – происходит износ огнеупорной кладки и металлоконструкций, не только самих печей, но и всего оборудования. Требуются их постоянная ревизия и ремонты. Поэтому теперь Гусятников-младший, идет с работы – думает о ремонтах, еще только собирается на службу – в голове та же тема. Каждый день нужно подводить итоги: что сделал, что не успел, что нужно не забыть сделать завтра. Получается целый список.

С ППР – планово-предупредительных ремонтов – начинается карьера будущих мастеров. Одни ремонты заканчиваются, другие начинаются. Их периодичность у каждого оборудования своя. Есть средние ремонты, текущие, есть капитальные, есть техническое обслуживание – перечисляет Владимир Гусятников. Сейчас начинаются крупные ремонты: печь Ванюкова №2 встает на средний ремонт, затем начнется капитальный ремонт печи Ванюкова №3 и анодной печи №4.

В Заполярном филиале трудится династия с охотничьей фамилией Гусятниковы
Фото: из архива Гусятниковых

 – Владимир Юрьевич, четыре года назад уезжавший на материк заместитель директора Медного завода по оборудованию Владимир Штепа так сказал в интервью газете «Заполярный вестник»: «Всегда основная часть проблем на металлургических предприятиях ложится на механиков. Их роль остается приоритетной». Когда вы поняли это на своем опыте?

 – Однажды на планерке, когда механики говорили: «Технологи, почему не смотрите за оборудованием?», начальник цеха сказал: «Технологи созданы для того, чтобы ломать, а вы, механики, для того, чтобы ремонтировать. Поэтому, будьте любезны, принимайте к исполнению». Да, мы постоянно ремонтируем.

 – Нам, горожанам, конечно, интересно узнать, когда шлейф от труб Медного завода перестанет долетать до города. Хотя этим летом нам повезло: роза ветров была хорошая, в городе чисто, гуляй не хочу.

 – Здесь же не только роза ветров играет роль. Если газ идет на город, сразу же снижаются режимы на печах.

 – В связи с «Серным проектом» начинается какая-то модернизация производства? От тех корпусов, что строятся у «Надежды», коммуникации потом протянутся к вам?

 – Да, у нас тоже идет стройка по этим проектам.

 Несмотря на все заботы и хлопоты, Владимир Гусятников нисколько не жалеет, что занимается организацией ремонтов. Человек так устроен: когда успешно завершается какое-то начатое сложное дело, забываются сложности, связанные с самим процессом. Хоть работа постоянно вертится в голове, на первом месте у Владимира семья. Его вторая половинка работает здесь же, на Медном.

Если Владимир Гусятников начинал свою службу на заводе с «Рабочей смены», электролизником, то и его жена Вероника, также обладательница вузовского диплома, сначала обучилась искусству управления мостовым краном в цехе электролиза меди. Работая крановщицей, Вероника имела отношение ко всему, что связанно с процессом электролиза меди, в том числе забивала анодами серии и выгружала катоды – главную продукцию завода. Только недавно ее взяли на исполнение итээровской должности в планово-экономический отдел. Начинать на производстве с азов – давняя и хорошая традиция «Норникеля», считает Владимир Гусятников.

В Заполярном филиале трудится династия с охотничьей фамилией Гусятниковы
Вероника Гусятникова

Если у старших представителей семейства после работы в качестве отдыха преобладает формула «увезу тебя я в тундру», что подразумевает тесное общение и по выходным, то у Гусятниковых-младших другой расклад. Они предпочитают путешествия в теплые страны, и глава этой семьи больше привязан к работе, поэтому Вероника считает, что «лучший подарок – это время и внимание, подаренное семье». Для мужчин, которые занимаются организацией ремонтов на сложном металлургическом производстве, это иногда бывает сложнее, чем накинуть на плечи любимой жены северное сияние или бросить ей под ноги медвежью «шкуру» снегов.

Подписывайтесь на нашу страницу новостей «Северный город Норильск» в Telegram.

 

Новости с пометкой «Норникель»

Читайте также

Смотрите также