Удивительный Норникель

В Норильске легко идут на самые невероятные металлургические преобразования

image

#НОРИЛЬСК. «Северный город» – Высокоэффективную автогенную технологию плавки по методу ученого-металлурга Андрея Ванюкова внедрили на заводе в 1977 году. Сегодня здесь две печи, названные в честь профессора-новатора, благодаря которым годовой объем производимой меди – более 360 тысяч тонн. Она зарегистрирована на Лондонской бирже цветных металлов под собственным брендом.

Схема печи Ванюкова

Эта история давно стала классикой. Стоит только вбить в поисковик «печи Ванюкова» – и можно собирать урожай. Интернет расскажет про то, как профессор Андрей Ванюков из МИСиС рыдал чуть ли не на груди директора Медного завода Джонсона Хагажева, который велел поначалу разобрать опытную установку печи, напоминающую кастрюлю. Подробности истории с плачущим профессором и умными Хагажеевым и директором комбината Колесниковым, оценившими перспективы новой технологии, изложены и в книге норильского журналиста и историка Владислава Толстова «Дни и ночи Медного». 

Металлург за работой

Классикой стали и слова, сказанные начальником НТУ комбината Владимиром Волковым: «Если эта печь заработает, я съем свою ондатровую шапку». Так же скептично относились к новой технологии столичные светила металлургической науки. Были опасения, что расплав разъест охлаждающие элементы новой печи – кессоны, ведь вода и горячий металл – очень недружные соседи. Технология плавки, предложенная Андреем Ванюковым, была не только более экономичной, производительной и экологичной, чем в печах-предшественницах, но и слишком необычной.  

Ковши ждут, пока печь Ванюкова сварит медь

В итоге все получилось: на Медном построили первую в мире промышленную печь Ванюкова для автогенной плавки медного сырья. Это было решение в духе традиций норильских металлургов, которые профессор Валентин Быстров из команды Ванюкова оценил как «главный феномен Норильского комбината»:

«Человечество за всю свою историю придумало не более десятка способов металлургических преобразований. И единственным на Земле местом, где удалось попробовать в деле почти все из них, оказался Норильск». 

Для ученых обкатка новейшей металлургической технологии не в лаборатории, а на деле стала редкой профессиональной удачей.

Громкие имена участников революционных событий увековечены в Норильске мемориальными досками. До пандемии в Норильск из Пензы на юбилеи Медного часто приезжал Валерий Михайлов, прозванный «отцом печей Ванюкова» – он курировал строительство в статусе старшего мастера. Джонсон Хагажеев, поднявшийся затем в «Норникеле» высоко вверх по карьерной лестнице, «вышел в отставку». Сейчас он владелец санатория в Лоо, по-прежнему одна из лучших легенд Норильска и рад встречам с норильчанами. 

Джонсон Хагажеев ( в центре) на встрече с норильчанами

Ученые – последователи Андрея Ванюкова предлагают использовать его изобретение для утилизации мусора в мировом масштабе. Их научные статьи можно выловить в том же интернете. Распространенные в настоящее время технологии сжигания имеют недостатки в виде вторичных токсичных отходов, которые требуют обезвреживания, уверяют ученые. Высокотемпературная утилизация бытовых и промышленных отходов на базе печей Ванюкова лишена такого недостатка.

В революционной истории с внедрением новой технологии на Медном были не только такие громкие имена, как, например, главный механик Леонид Данилов. К строительству печей, названных «русским чудом», причастны сотни людей. Некоторые из них украсили свои биографии и другими интересными фактами. 

Иван Бургарт в 72 года стал отцом шестой дочери

Например, ветеран Медного завода, участник исторического строительства печей Иван Бургарт, живущий сейчас в Германии, в 72 года стал отцом шестой дочери. И «вредное» производство за плечами не помешало. Василий Иваницкий, работавший на кране-тележке и наблюдавший, сколько ковшей в очередной раз выдала капризная печка, получил звание почетного гражданина Норильска за свои добрые дела. Он много лет активно занимался благотворительностью и только недавно уехал из Норильска. 

Новые времена – новые имена, новые идеи, новые факты. Их у Медного завода, как всегда, достаточно. А две печи Ванюкова, претерпев ряд модернизаций, живут, здравствуют, ремонтируются и по-прежнему дают план. Предприятие перерабатывает весь объем медных концентратов Норильской и Талнахской обогатительных фабрик и медное сырье, поступающее с Надеждинского металлургического завода и Кольской ГМК. 

Идет розлив анодной меди

Основные цеха Медного – плавильный и цех электролиза меди. После очередных реорганизаций в состав завода вошел металлургический цех, выпускающий концентраты драгоценных металлов – золота, серебра, палладия, платины, родия, иридия и других, среди которых есть и редкоземельные – селен и теллур.

Готовую продукцию завода выпускает цех электролиза меди

Основная продукция Медного завода – медь электролитная с чистотой 99,99 процента, зарегистрированная на Лондонской бирже цветных металлов под собственным брендом «Норильск». Годовой объем производства меди – более 360 тысяч тонн. Норильская медь применяется в строительстве, промышленности, автопроме, в химическом производстве, из нее изготавливают кровли, трубы отопления и водопровода, используют в аккумуляторах и в области электротехники. На заводе реализуется ряд масштабных проектов, направленных на модернизацию производства и снижение негативного воздействия на окружающую среду.

Подписывайтесь на нашу страницу новостей «Северный город Норильск» в Telegram.

Новости с пометкой «Медный завод»

Читайте также

Смотрите также