Год за годом

У истоков

image

16 марта 1940 года. Организован цех высоковольтных сетей и подстанций Норильского комбината. Мощность временной электростанции ВЭС-2 и частый выход из строя агрегатов не позволяли полностью удовлетворять потребности строительства комбината в электроэнергии. Чтобы улучшить положение, начальник Норильского строительства Авраамий Завенягин приказал отделу главного энергетика, куда входил цех высоковольтных сетей и подстанций, разбить всех потребителей электроэнергии по районам и составить точную схему сети с указанием потребляемой мощности.

Улица Заводская в 1940 году

У истоков службы ВВС стоял мончегорец Иосиф Абрамицкий, после эвакуации «Североникеля» оказавшийся в Норильске. Он вспоминал, что осенью 1941-го диспетчерская, где он работал, располагалась в домике на улице Заводской в одной комнате. (В соседней комнате жил кабельщик с семьей.) Ночью диспетчеру Абрамицкому приходилось частично отключать потребителей, чтобы произвести запуск оборудования металлургов. Однажды ему позвонила жена высокопоставленного чиновника с жалобой на отсутствие света. Диспетчер посоветовал ей спать, так как свет в жилом секторе появится только под утро. Недовольная женщина пожаловалась мужу, и Абрамицкого «за грубое обращение с потребителями» перевели на одну из подстанций будущего Никелевого завода, перед самым его пуском.

У истоков ВВС в Норильске стоял мончегорец Иосиф Абрамицкий

В энергетике Иосиф Абрамицкий проработал до самого отъезда из Норильска в 1970 году. Был начальником цеха ВВС. С 1967-го возглавлял службу надежности и техники безопасности управления энергосистемы. Вместе с Абрамицким три десятилетия прожила в Норильске его жена Вера, одна из первых актрис Норильского Заполярного театра драмы.

17 марта 1891 года. В селе Дудинском родился Александр Сотников (по ст. стилю 4 марта 1891 – 1920).

Александр Киприянович Сотников с женой Елизаветой Никифоровной, сыновьями Александром (слева) и Киприяном. Иркутск, начало ХХ века

В 24 года студент Томского технологического института Александр Сотников оформил дозволительное свидетельство на право пользования недрами в Норильских горах, где поставил заявочные знаки на уголь и руду.

Внук Киприяна Михайловича Сотникова, основавшего вместе с братом Петром «норильское дело», Александр Александрович Сотников после окончания второго курса организовал экспедицию в Норильские горы для обследования месторождений каменного угля, медной руды и графита. Кроме заявочных столбов, он пробурил скважину в верховьях Угольного ручья и собрал большой геологический материал. Доучиться выпускнику среднего политехнического училища (и однокурснику Николая Урванцева на горном отделении института) не удалось. В декабре его призвали в армию, а в мае 1916-го по окончании Иркутского военного училища юнкер Сотников был отправлен на службу младшим офицером в Красноярский казачий дивизион и вскоре стал одной из главных фигур в Енисейской губернии времен Гражданской войны.

Военную службу Сотников покинул после 18 ноября 1918 года, когда власть в Сибири перешла к адмиралу Колчаку и был создан Сибирский геологический комитет, наметивший на лето 1919 года проведение геолого-разведочных экспедиций в Сибири.

Еще до зачисления в Морское ведомство на должность младшего производителя гидрографических работ Сотников на совещании в Красноярске с участием представителей главы Сибирского правительства, казенного и частных пароходств, объявил о возможности немедленной и эффективной добычи угля в Норильске. Сообщение имело успех, а затем продолжение в виде доклада, опубликованного позднее отдельной брошюрой, и главное – экспедиции в Потаповское, Дудинку, «горы Нориля». По представлению Сотникова научное обеспечение экспедиции было поручено горному инженеру Урванцеву.

В начавшемся 20 июня 1919-го и закончившемся в середине октября геологическом обследовании родных мест Сотников участвовал в качестве топографа с заданием от Дирекции маяков и лоций провести гидрографические работы и определить место для сооружения порта. После возвращения в Красноярск Урванцев с материалами отбыл в Томский Сибгеолком, а Сотников с отчетом по гидро-и топографической деятельности – в Дирекцию маяков и лоций в Омск. По телеграмме морского министра 2 декабря он вместе с руководителем Дирекции отправился в Иркутск. Пока они почти три недели добирались до места, к власти пришли большевики. По мнению историков, «преступление» Сотникова в бытность атаманом заключалось в том, что он не нарушил присягу и не разоружил казаков по требованию Красноярского исполкома. Когда казаки на собрании дивизиона с участием атамана Сотникова приняли воззвание к населению Енисейской губернии, в котором требовали от советской власти невмешательства в их жизнь и гарантии полной безопасности, Советы ответили на него репрессиями. Сотников возглавил казачий мятеж, вскоре подавленный.

Хотя работа экспедиции новой властью была признана заслуживающей продолжения, а привлечь к ответственности должны были карателей и контрразведчиков, 23 мая 1920 года коллегия губЧК постановила: «Сотникова расстрелять, а его имущество конфисковать».

Один из заявочных столбов на право пользования недрами в районе Норильска, поставленный Александром Сотниковым в 1915 году. Фото Николая Урванцева

Реабилитировали Александра Сотникова в 1990-е годы.

18 марта 1919 года. В Томске издана брошюра Александра Сотникова «К вопросу об эксплуатации Норильского (Дудинского) месторождения каменного угля и медной руды». 

Сибирский геологический комитет наметил план проведения поисков на уголь, медь, железо и полиметаллы в ряде мест Сибири и обратился к Сотникову с просьбой подготовить доклад об итогах экспедиционной разведки норильских месторождений.

В феврале 1919-го в Красноярске на совещании с участием представителей главы Сибирского правительства, казенного и частных пароходств Сотников объявил о возможности немедленной и эффективной добычи угля в Норильске.

В конце марта этот доклад был представлен в министерство, и Сотникова перевели в Морское ведомство. А потом была последняя для автора брошюры экспедиция в Норильск.

19 марта 2002 года. В здании Норильского Заполярного театра драмы на Ленинском проспекте, 34, около 12 часов дня вспыхнул пожар. Сгорел зрительный зал на 550 мест вместе со знаменитой театральной люстрой, пострадали сцена и дорогостоящее оборудование. Убытки составили около 60 миллионов рублей.

Усилиями города и «Норникеля» театр восстановили за 9 месяцев

Пожар начался за два дня до прилета в Норильск президента России Владимира Путина и за пять минут до начала первой репетиции горинской пьесы «...Забыть Герострата». В связи с этим в городе ходили самые разные слухи, даже поговаривали о теракте. Директор театра Любовь Березина настаивала на поджоге... Однако позже пожарные назвали причиной бедствия несоблюдение сотрудниками театра правил противопожарной безопасности.

Юбилейный, 60-й сезон в театре завершился досрочно. Премьеру трагикомедии «...Забыть Герострата» сыграли на восстановленной сцене через девять месяцев, 19 января 2003 года.

20 марта 1962 года. В Норильске открыт междугородный переговорный пункт.

Город и комбинат стоялина пороге нового этапа своего развития: Талнах ждал добровольцев для строительства будущего города и будущих рудников. Нужен был мост не только между правым и левым берегом Норилки, но и надежная телефонная связь с материком.

В 1962-м вся телефонная сеть города перешла на пятизначные номера

21 марта 1966 года. В Снежногорске началось сооружение строительного туннеля к будущему машинному залу Хантайской ГЭС.

К 50-летию Октября (ноябрь 1967-го) река будет перекрыта и ее воды направятся по новому руслу, вырубленному в скале.

Хантайку перекрыли в 1967-м, а в промышленную эксплуатацию ГЭС сдали в сентябре 1975 года

Электрическая Хантайка была запрограммирована на среднюю выработку двух миллиардов киловатт-часов. Семнадцать из девятнадцати этажей здания ГЭС были под землей. Машинный зал в искусственном гроте превосходил многие станции московского метро. Его длина составляла 140 метров, ширина – 18, а высота – 20.

22 марта 1915 года. Родился Георгий Жженов (1915 – 2005).

Народный артист СССР прожил долгую жизнь и сыграл более ста ролей в кино и театре. Мог бы и больше, если бы не лагеря и ссылки.

В 2015 году на праздновании 100-летия со дня рождения артиста в Норильском Заполярном театре ведущий вечера столичный киновед Вячеслав Шмыров сказал, что Жженов не просто часть нашей кинематографической истории:  «С ним связаны образы замечательных людей, которые и создают ностальгический флер эпохи, хотя сама эпоха, может быть, и не заслуживает ностальгии. С другой стороны, она породила таких актеров. Если мы говорим о человеческом достоинстве, то его воплощением является Жженов. Мужество и благородство – даже в ряду многих замечательных актеров – тоже Жженов».

Чеховский «Дядя Ваня» на сцене театра в Норильске. Георгий Жженов в роли Войницкого

Народная артистка РСФСР Эда Урусова познакомилась с Георгием Жженовым в пересыльной тюрьме в Красноярске в 1949 году и на протяжении почти четырех лет играла с ним на норильской сцене. В своих мемуарах она писала:  «Георгий Степанович был самым элегантным мужчиной в нашем театре, прекрасно одевался. Он умел быть добрым и верным товарищем – и мужчинам, и женщинам. Хотя женщины-то вообще сходили от него с ума...»

На норильской сцене ссыльный артист Георгий Жженов играл только положительных героев

Бывший ссыльный артист Заполярного театра драмы в Норильске в 1949–1954 годах в одном из интервью сказал, что не считает годы, проведенные в лагерях и ссылках, отнятыми у него без остатка. Именно в эти годы он уяснил для себя, что главное для человека – свобода, но она – состояние духа, а не тела.

В Норильск Георгий Степанович приезжал трижды в постперестроечное время. По его словам, он всегда помнил архитектуру Непокойчицкого, Валек, тундру.

Театр на улице Горной конца 1940-х – начала 50-х он называл разным, но признавал, что работа в нем сослужила артисту добрую службу:

«Польза мне от него была безусловная. Я играл двенадцать ролей за сезон! Одну начал играть, а уж репетирую следующую. Конечно, все это приучило к активности, к быстрому способу работы».
Незадолго до отъезда из Норильска

Незадолго до смерти Георгий Степанович успел сняться в биографической трилогии «Русский крест», для съемок которого приезжал на Колыму, в Норильск, Красноярск.

У гроба артиста министр культуры Михаил Швыдкой сказал, что «Русский крест» – правильное название для фильма о Жженове: «Он всю жизнь нес свой русский крест».

В материале использованы фотографии из архива редакции электронных СМИ МК «Северный город»

Новости с пометкой «Норникель 85»

Читайте также

Смотрите также