Год за годом

Самый дорогой успех

image

23 ноября 1989 года в Ленинграде скончался Владимир Венгеров (1914–1989).

Самый дорогой успех
Норильский заполярный театр драмы им. Маяковского на ул. Севастопольской.

Его довоенная и послевоенная театральная деятельность, а это руководство отделом театров в Крыму и военным отделом Всероссийского гастрольно-концертного объединения, была прервана арестом. Продолжение последовало на Крайнем Севере, в культурно-воспитательном отделе Норильлага, где, как известно, был свой театр.

 После освобождения из лагеря (и реабилитации) Владимир Венгеров три года, с 1956-го до 1959-го, руководил Норильским Заполярным театром драмы. Затем его утвердили заведующим отделом культуры горисполкома. В этой должности Венгерову пришлось заниматься не только театром, но и открывшейся в 1958-м студией телевидения, музыкальной школой, строительством Дворца культуры комбината, кинотеатров, организацией книжной торговли. В 1966-м уже как заместитель председателя исполкома он отвечал и за здравоохранение, образование, транспорт, связь.

 Современники вспоминают Венгерова как неординарную, артистичную, ищущую личность, очень привлекающую к себе людей. Когда в 1972 году норильчанин с 25-летним стажем уехал на материк, ему нашлось место директора не где-нибудь, а в знаменитом Ленинградском театре имени Ленсовета.

 24 ноября 1945 года вторая полоса бюллетеня культурно-воспитательного отдела Норильлага «Металл – Родине» вышла под слоганом «Проектанты! Шире используйте достижения науки и техники для дальнейшего развития комбината!».

Самый дорогой успех

В статье и. о. начальника проектного отдела Никонова «К новым успехам!» сообщалось, что технический проект комбината, с которым «справились бы только несколько проектных институтов вместе взятых», утвержден высшими инстанциями. Там же было отмечено высокое качество работ проектировщиков, среди которых был назван известный советский архитектор Геворк Кочар.

 25 ноября 2005 года в Норильском Заполярном театре драмы состоялась премьера спектакля «Укрощение строптивой».

 Это была третья постановка шекспировской пьесы за 65-летнюю историю театра и первая в норильской биографии режиссера Александра Зыкова.

 Главные роли в спектакле достались заслуженному артисту России Сергею Ребрию и Анне Титовой. По словам режиссера-постановщика, он выбирал актеров, которые умеют иронизировать над собой. После отъезда из Норильска в Санкт-Петербург Анны Титовой строптивую Катарину стала играть актриса Галина Савина.

 На красноярских гастролях-2008 критик Анастасия Ефремова назвала постановку Зыкова в команде с художником Михаилом Мокровым и балетмейстером Николаем Реутовым пиром «и духа, и уха, и глаза»:

 «Спектакль решен в эстетике карнавала, так же красив, весел и динамичен. Функционально разнообразны и неожиданны разноцветные конструкции по бокам сцены с лестницами, шестеренками, штурвалами. Радует внезапно опускающийся сверху красный дворец. А как прелестны и уморительны бутафорские лошадки! И что ни костюм, то отдельный шедевр художника. Великолепен балет слуг просцениума. …Настоящая вечная шекспировская комедия».

 26 ноября 1842 года из Петербурга выехала экспедиция, организованная по поручению Русской академии наук молодым врачом и зоологом Александром Миддендорфом. Ученый с несколькими спутниками сначала обследовал Таймыр. На полуострове Миддендорф прожил полгода «для познания органической жизни на глубоком Севере…». Ему мы обязаны названием полуострова и первыми фундаментальными сведениями о нем.

Самый дорогой успех

 Экспедиция естествоиспытателя базировалась в Дудинке. Ученый с двумя товарищами проехал на оленях по Хатангскому тракту до селения Коренное-Филипповское, где они построили из местного леса лодку. Еще по снегу нганасаны доставили Миддендорфа и его спутников на реку Верхняя Таймыра, откуда те после ледохода дошли на лодке до озера Таймыр. Затем – до впадения Нижней Таймыры в Северный Ледовитый океан.

 Экспедиция Миддендорфа продолжалась в Сибири и на Дальнем Востоке до 1845 года. Через 15 лет вышел основной труд ученого «Путешествие на Север и Восток Сибири».

 27 ноября 1970 года Советом Министров СССР принято постановление о строительстве Второго никелевого завода на площадке бывшего аэропорта «Надежда».

Самый дорогой успех

 Новый завод был ориентирован на самые современные технологии, в выборе и исследовании которых задействовали ведущие научные силы. Лабораторию «Гинцветмета» возглавлял известный ученый Соломон Соболь. Во главе лаборатории «Гипроникеля» стоял бывший норильчанин Константин Белоглазов. Но решающий вклад в продвижении и освоении идеи автоклавного выщелачивания на уровень крупномасштабного промышленного гидрометаллургического производства, по мнению специалистов, внесли сотрудники центральной лаборатории автоклавных процессов в Норильске во главе с Альбертом Вороновым.

 По воспоминаниям самого Воронова, создание завода для переработки талнахских руд (именно завода) ему предложил Владимир Долгих еще в феврале 1968-го. Год решался вопрос о создании лаборатории и еще год занял выбор вариантов технологии, в котором принимали участие более тысячи человек, «с трудом пришедшие к общим заключениям». Директором завода Воронов стал только в 1974-м, при Борисе Колесникове, после того как в яростных спорах (и ссорах) было решено, кому проектировать, строить, где строить.

 Николай Машьянов, сменивший Долгих на посту директора НГМК, настаивал, чтобы генпроектировщиком был «Норильскпроект», но министерство выбрало институт «Гипроникель». Рассматривались вопросы строительства в Лесосибирске, Талнахе… Остановились на плато Надежда.

 Первый колышек в скальное основание забили весной 1971-го, после того как в Норильск десантировались строители из Снежногорска, закончившие работу по возведению самой северной ГЭС. «Надежде» повезло с генподрядчиком, впрочем, как везло не один раз на целые коллективы и на конкретных людей – исследователей, проектировщиков, снабженцев, транспортников, строителей. Альберт Воронов насчитал только активных участников процесса создания «ткани» Надеждинского металлургического завода более десяти тысяч.

 28 ноября 1944 года заведующим терапевтическим отделением больницы для вольнонаемных Норильского комбината назначен будущий основатель отечественной генной инженерии Александр Баев.

Самый дорогой успех

 Арестованный в год Большого террора (1937), Баев на 17 лет был отлучен от научной деятельности. Половину из них будущий академик прожил в Норильске, где первые два месяца рыл котлованы. Потом кочевал из одной лагерной амбулатории в другую, пока осенью 1940-го не получил назначение в больницу для вольнонаемных. Заведовал ею бывший однокурсник Баева по медицинскому факультету Казанского университета (и тоже «враг народа») Владимир Родионов. В этой больнице заведующий терапевтическим отделением вел не только профильных больных, но и инфекционных, а также детей, заведовал рентген-кабинетом, молочной кухней и биохимической лабораторией, им же организованной. В 1942-м в команде Родионова он принимал участие как анестезиолог и ассистент хирурга в оказании помощи раненым после нападения линкора «Адмирал Шеер» на Диксон. За два августовских дня норильские медики провели более 30 операций.

 Из Норильска Баев (уже с семьей) уехал в 1947-м и до повторного ареста в 1949-м занимался биохимией растений в Сыктывкарском отделении Академии наук СССР. Только через десять лет он попал в Институт радиационной и физико-химической биологии АН СССР (впоследствии – молекулярной биологии) и сразу же приступил к расшифровке первичной структуры транспортных нуклеиновых кислот, перейдя вскоре от РНК к ДНК. Академик Баев был первым в нашей стране ученым, поверившим в перспективность генной инженерии и возглавившим исследования в этой области.

 В конце жизни лауреат Госпремии СССР, Герой Социалистического Труда, академик двух академий признавался, что у него нет обиды на то, что с ним случилось и стоило 17 лет самой активной и деятельной жизни, но есть сожаление о не сделанном для науки.

 29 ноября 1935 года в Норильске организована ячейка спортобщества

Самый дорогой успех

«Динамо», относящегося к системе НКВД СССР. В «Норильскстрое» организация спортивной работы растянулась на годы. Первый стадион «Динамо» был построен в 1944 году. После Победы, в 1945-м, его расширили, открыли спортзал и тир, построили лодочную станцию на Вальке. Из сохранившихся отчетов известно, что в июле 1945-го в поселке Норильск работало шесть спортивных секций, в которых занимались 816 человек. В волейбольной секции – 180. Чуть меньше было хоккеистов и конькобежцев – 162. В баскетбольной секции было записано 48, а в теннис играли всего 12 норильчан.

 Больше всего среди динамовцев 1945 года было футболистов. На краевой спартакиаде в Красноярске норильское «Динамо» завоевало футбольный кубок. Команду тренировал бывший спартаковский футболист Андрей Старостин. Андрей Петрович до последних своих дней считал этот успех одним из самых дорогих, хотя в прошлом у него были победы со «Спартаком» на всесоюзном уровне, а в будущем в должности начальника сборной СССР ждали триумфы на международной арене.

 На этой спартакиаде первые места по легкой атлетике, гимнастике, баскетболу и стрельбе также остались за норильчанами.

 В конце 1940-х норильских динамовцев поглотило добровольное спортивное общество «Металлург», потом «Труд», пока в 1961-м коллектив физкультурников Норильского комбината не получил право организоваться в спортивный клуб. Восемнадцатый по счету СК в Советском Союзе получил название «Заполярник».

Новости с пометкой «память»

Читайте также

Смотрите также