Норникель

Палладиевая лихорадка «Норникелю» идет на пользу

image

Рост цен на палладий продолжается. Увеличение производства автомобилей и отсутствие новых крупных проектов в области добычи платиноидов ведет к лихорадочному увеличению спроса. «Норникель» остается в выигрыше.

Издание «КоммерсантЪ» опубликовало материал, посвященный ситуации, сложившейся на мировом рынке палладия. К нынешнему году палладий не только стал самым дорогим металлом, обойдя привычные нам золото и платину. Он превзошел их в разы! В 2019 году его цена выросла на 45%, за первые месяцы 2020 года – еще на 54% и теперь составляет 2,841 доллара за унцию (для сравнения: цена золота – 1600 долларов, платины – 1000 долларов за унцию). И аналитики считают, что рост цен будет продолжаться вплоть до 3 тыс. долларов за унцию. Газета ссылается на слова Джона Метклафа, главы отраслевого объединения London Platinum and Palladium Market (LPPM) о том, что дефицит палладия на сегодня даже более высок, чем в конце 90-х, когда из-за развала СССР был ограничен его экспорт.

40% мировой добычи палладия приходится на «Норникель». И за последние годы доля палладия в структуре доходов компании неуклонно растет: если 10 лет назад она составляла 9% от общей выручки, то по итогам первого полугодия 2019 года тот же примерно объем добываемого палладия дает уже 40% выручки. И рост цен, по мнению специалистов компании, продолжится минимум до 2025 года. По оценке «Коммерсанта», в целом за минувший год выручка компании от продажи палладия могла составить до 5 млрд долларов. Его производство за счет переработки покупного сырья на Norilsk Nickel Harjavalta (финский актив компании) выросло за год на 7% и достигло 2,92 млн унций (94 тонны). Производство платины за тот же период увеличилось на 8% – до 0,7 млн унций (22,5 тонны).

Палладиевая лихорадка «Норникелю» идет на пользу

До 84% всего палладия в мире уходит в автопром, где он используется в качестве катализатора в бензиновых двигателях. В этой же роли, но только для дизельных двигателей, выступает платина. С 2015 года, когда в результате скандала вокруг концерна Volkswagen выяснилось, что дизельные автомобили занижают показатели вредных выбросов в атмосферу, правительственные субсидии для машин с дизельным двигателем резко снизились, возросла доля бензиновых, и спрос на палладий резко увеличился. 

Несмотря на рост цен, снижение спроса не предвидится. Газета приводит мнение Михаила Бучнева, руководителя практики по предоставлению услуг предприятиям металлургической и горнодобывающей отрасли PwC в России:

«Дефицит палладия никак не повлияет на спрос в автоиндустрии. Автоконцерны продолжат его закупать. Есть ожидания, что выпуск автомобилей в мире в 2020 году будет на 3–5% выше, чем в 2019-м. И скорее всего, это будет рост со стороны бензиновых машин». 

Учитывая постоянно ужесточающиеся требования к экологичности автомобилей, потеснить бензиновые двигатели могут только электромобили. Однако, как полагают аналитики, вряд ли это случится скоро и принципиально изменит ситуацию: они дорогие и спрос на них невысок, кроме того, есть проблемы с наличием зарядных станций и использованием электродвигателей в холодном климате.

Палладиевая лихорадка «Норникелю» идет на пользу
Директор департамента по маркетингу «Норникеля» Антон Берлин

При этом, несмотря на рост спроса, в мире не появляется новых точек добычи палладия. Он достаточно редок, и его месторождения локализованы в России, Северной Америке, ЮАР и Зимбабве. «КоммерсантЪ» приводит цитату директора департамента по маркетингу «Норникеля» Антона Берлина:

«Палладий, как и другие металлы платиновой группы, в основном добывается подземным способом. Строительство рудников занимает годы. У наших зарубежных коллег ближайший прирост ожидается в 2022 году, дальше пойдет по нарастающей по мере ввода в эксплуатацию мощностей. Но, подчеркну, в горизонте нескольких месяцев сделать это невозможно».

Единственным крупным проектом, способным обеспечить рост предложения на рынке палладия в ближайшем будущем, является совместный проект «Норникеля» же и «Русской платины» – «Арктик палладий», который должен стартовать в 2024 году запуском карьера на Черногорском месторождении. К 2029 году планируется ввести в строй в рамках проекта подземный рудник Масловского месторождения и Норильска-1, что должно привести к увеличению добычи палладия до 21 млн тонн в 2030-х годах. И тогда доля России на рынке платиноидов увеличится до 50%. 

Палладиевая лихорадка «Норникелю» идет на пользу

Ближайший соперник «Норникеля» на рынке палладия в России – Eurasia Mining, осваивающая месторождения Мончетундра (Кольский полуостров) и Западный Кытлым (Урал), но запасы Мончетундры, к примеру, оцениваются лишь в 60 тонн платины и палладия, а проектный уровень добычи – до 4 тонн в год. На Западном Кытлыме же планируется в течение двух лет увеличить объемы добычи платины, палладия, родия, иридия и золота до 1 тонны в год.

«КоммерсантЪ» сообщает также, что с 2027 года золотодобывающая компания Polymetal намерена начать разработку месторождения Викша, где ожидается ежегодная добыча 120 тыс. унций палладия в год. Правда, у Polymetal нет собственных ресурсов на организацию извлечения платиноидов, поэтому, утверждает газета, компания рассматривает возможность привлечения партнеров.

При этом ухудшается ситуация у другого крупнейшего участника мирового рынка – Бушвелдскго комплекса (ЮАР), которому принадлежат 36% производства палладия в мире. Их проблема – чрезвычайно глубокое (до 2–3 км) залегание рудных тел под крутыми углами, что вкупе с высокими температурами на глубине сильно ограничивает использование техники и человеческого труда. Со ссылками на своих экспертов «КоммерсантЪ» сообщает, что многие месторождения Бушвелда уже истощены, оптимизация затрат достигла своих пределов, а строительство новых шахт требует миллиардных инвестиций.

Таким образом, ни снижения спроса, ни ощутимого повышения предложения на рынке платиноидов в ближайшие годы не ожидается.

Читайте также

Смотрите также