Новости

Норильские ученые установили 15 спутниковых ошейников на северных оленей

image

НОРИЛЬСК. «Северный город» – Участники экспедиции «Хета – Хатанга – 2020» «проходят» путями дикого северного оленя в период миграции. Важной частью этого исследования является мечение отдельных животных приборами наблюдения – спутниковыми ошейниками. 

Нынешний, 2020-й, объявлен в «Заповедниках Таймыра» годом оленя. И это не случайно: по результатам экспедиций прошлых лет норильские ученые подтвердили существенное снижение поголовья дикого стада на нашем полуострове. Одной из причин, по мнению специалистов, является развал в девяностые годы прошлого века организованного промысла и сменивший его неконтролируемый браконьерский отстрел оленей, что быстро привело к сокращению их численности. Чтобы привлечь максимальное внимание общественности к этой серьезной проблеме, сохранить таймырскую популяцию, природоохранная организация проводит 2020 год под знаком этого животного. Экспедиция «Хета – Хатанга» – часть большого комплекса «оленесберегающих» мероприятий «Заповедников».

Как сообщалось, задача участников весеннего исследования не только изучить сезонное передвижение животных, определить пол, возраст, а также численность диких северных оленей, проходящих по основным миграционным путям. Ученые продолжили исследование воздействие на животных неблагоприятных факторов среды обитания, как антропогенных, так и естественных, связанных в том числе с изменениями климата, а также мечение отдельных особей спутниковыми радиомаяками «Пульсар».

Спутниковые ошейники

Для чего оленям спутниковые ошейники? Отвечая на этот вопрос, начальник научного отдела Объединенной дирекции заповедников Таймыра доктор биологических наук Леонид Колпащиков отметил: 

«Важно, что аналогов интенсивной длительной эксплуатации, детального изучения и мониторинга крупной популяции диких северных оленей, подобной Таймырской, в мире нет».

Собеседник предложил совершить небольшой экскурс в историю, к первым авианаблюдениям за размещением дикого северного оленя. Они проводились в 1959 году, а уже с 1966-го биологи-охотоведы Института сельского хозяйства Крайнего Севера (НИИ СХ) стали вести регулярный авиационный учет численности с определением сезонных перемещений стада и размещения в ареале. В 1980–1990-х годах мониторинг популяции кроме сотрудников НИИ СХ осуществлял специально созданный «Северный отряд», где слежением занимались до десяти сотрудников Госохотконтроля. Они изучали миграцию оленей в разное время года, ход промысла на водных переправах и при зимних отстрелах на суше. 

«Практика показала, что в эти годы лицензируемый промысел оленя соответствовал фактической добыче его в пределах ареала на 90 процентов, – продолжает ученый. – Около десяти процентов добывалось без лицензий национальным населением на отдаленных стойбищах, поисковыми геолого-разведочными партиями и удаленными охотничьими и рыбодобывающими бригадами для собственных нужд. Наличие любых, зафиксированных «Северным отрядом», нарушений при производстве охоты на оленя не оставалось без внимания, что обеспечивало ведение охоты в установленных законом рамках».

В связи с прекращением с 1993 года регулярных авиационных учетов расчет численности популяции и определение промысловой квоты велись на основе данных, полученных при наземных наблюдениях и мнениях экспертов. Научный подход к охране и рациональному использованию таймырской популяции прекратился. После 2000 года наблюдается спад численности диких северных оленей, при отсутствии единой системы управления популяцией промысел практически вышел из-под контроля. 

«Официальные данные не соответствуют реальной величине изымаемых промыслом животных, – пишет Леонид Колпащиков на сайте «Заповедников Таймыра». По экспертной оценке, в последнее время ежегодно (с учетом браконьерской охоты и гибели подранков) изымается около 85–90 тысяч диких северных оленей, что превышает официальные данные в 2,5 раза. При этом доля неконтролируемой охоты возрастает с каждым годом по всему ареалу дикого северного оленя от Якутии до Ямала».

Разумное и биологически обоснованное использование ресурсов популяции поможет изменить плачевную судьбу таймырских оленей, уверен доктор биологических наук, а это требует учета новых реалий в организации промысла, жесткого контроля и мониторинга популяции со стороны государства. 

северные олени

Поэтому необходимо сочетание локальных средств экологического мониторинга с глобальными, финансируемыми за счет госбюджета и использующими современные аэрокосмические инструменты: спутниковые радиоошейники, компьютерные и геоинформационные системы (ГИС). 

Ученые «Заповедников Таймыра», изучив мировой опыт, предложили использовать спутниковые ошейники системы Argos для отслеживания перемещений дикого северного оленя в ареале таймырской популяции. Определение местонахождения стада позволяет контролировать его промысел, выявление мест отела – взять эти районы под охрану и установить в них в этот период режим покоя. Такие рекомендации уже разработаны. 

Касательно радиомаяков Леонид Колпащиков уточнил, что отлов и мечение оленей в центральной и восточной части полуострова при участии сотрудников Объединенной дирекции заповедники Таймыра проводится с 2013 года. Продолжаются исследования и в этом году. Как и планировалось, экспедиционная группа в бассейнах рек Хета, Хатанга и Пясина установила 15 спутниковых ошейников, приобретенных благодаря финансовой поддержке Всемирного фонда природы (WWF-Россия). Всего же таких приборов наблюдения действует почти 30, сообщили сегодня «Северному городу» в «Заповедниках Таймыра». Экспедиция «Хета – Хатанга – 2020» продолжится до конца июня. После первичной обработки материалов ученые смогут поделиться с общественностью предварительными результатами исследований.

Новости с пометкой «ЗаповедникиТаймыра»

Читайте также

Смотрите также