Новости

Независимые эксперты провели в Норильске мониторинг окружающей среды

image

Чтобы оценить воздействие на природу промышленных отходов, «Норникель» пригласил специалистов-экологов из Института леса. Одна из контрольных точек, где трудятся ученые, находится в районе рудника «Маяк». Лабораторным исследованиям подлежат взятые ими пробы почвы, растений и насекомых. На днях в расставленные ловушки биологов попались не только жуки и пауки, но и бурозубка, что говорит о неплохом состоянии норильской экологии.

Научный десант состоит из девяти человек, докторов и кандидатов наук: микробиологов, ботаников, почвоведов, экологов, зоологов. Все они – сотрудники Института леса имени Сукачева Российской академии наук (Красноярск). Руководит группой замдиректора по научной работе Красноярского научного центра Сибирского отделения РАН доктор биологических наук, профессор Игорь Павлов.


Задача команды – оценка воздействия на природу промышленных отходов, таких как хвостохранилища, породные отвалы рудников, шахт и вскрышных пород. Ученые базируются в помещениях НИИ сельского хозяйства и экологии Арктики, там они разместили привезенное с собой оборудование лаборатории, туда же доставляют пробы с 19 объектов.

Пробы, взятые на контрольных точках (в границах возможного влияния объектов), ученые сопоставляют с фоновыми (в биоценозах, расположенных вне зоны воздействия объектов размещения отходов) и находящимися за пределами влияния транспорта, промышленности и деятельности человека.


С помощью микробиологических исследований можно не только получить своевременную информацию о любом негативном воздействии объектов размещения отходов на окружающую среду, но и вычленить долю биотического воздействия, а также геохимических аномалий, связанных с возможным воздействием, поясняет Игорь Павлов. Так, далеко не всегда видимые некрозы на листьях деревьев и кустарников вызваны промышленными выбросами. Часто причина этих повреждений – фитопатогенные микроорганизмы.

«Не страшно, что она стала жертвой науки, ущерба для популяции нет. Эти насекомоядные животные хорошо размножаются, по нескольку пометов в год», – прокомментировал доктор биологических наук, замдиректора Института леса по научной работе Александр Пименов.

На днях в расставленные ловушки биологов попались не только жуки и пауки, но и бурозубка.


Доктор биологических наук пояснил: «Чем больше бурозубок на территории, тем лучше экологическая ситуация. За сутки она съедает по массе насекомых больше, чем весит сама, так как постоянно двигается и имеет очень активный метаболизм. Для того чтобы компенсировать затраты энергии, требуется большое количество корма. Если бы этот корм был токсичен, содержал в большом количестве тяжелые металлы, отравляющие вещества, она бы не выжила».

С насекомыми – кормом для бурозубки – в районе породного отвала «Маяка» тоже все в порядке. Если бы в ловушках не оказалось жужелиц, жуков-усачей и кузнечиков, это означало бы высокую степень загрязнения, но у ученых из Красноярска отменная добыча.


«Насекомых много, крупные, видовое разнообразие большое, значит, не все так плохо», – констатирует Александр Пименов.

Наряду с проведением мониторинга красноярские ученые изучают влияние глобальных климатических изменений на криолитозону: исследуют почвенный микробиом с привлечением современных методов молекулярной биологии и генетики, а также концентрацию парниковых газов, выделяемых почвой.

Это исследования не одного года. Следующий год – итоговый. Мы сможем представить «Норникелю» развернутую информацию по всем объектам размещения отходов с заключением и рекомендациями по дальнейшему мониторингу,  сообщает Игорь Павлов.


Аналогичное сотрудничество красноярских ученых с компанией «Полюс Золото» привело к интересным результатам.  «Там задача была сложнее. Мы не только проводили мониторинг, но и разработали для них технологию очистки сточных вод. Выделили из хвостохранилищ штаммы микроорганизмов, которые уже прошли естественную селекцию и приобрели устойчивость к цианидам (они используют цианиды в качестве единственного источника азота). И на их основе создали систему биотехнологических фильтров. Получается на входе – цианидсодержащая вода, на выходе – практически чистая, пригодная для повторного технологического использования», – приводит пример Игорь Павлов.

Читайте также

Смотрите также